Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: тексты (список заголовков)
16:04 

Еще книжка

Та-дам!

Вот и очередная книжка :)

Написанная давно, но вот сейчас можно получить ее в бумаге или во всяких ePUB и fb2. И с красивой авторской обложкой :)

obl1

Страничка книги тут
https://ridero.ru/books/tusklyi_svet_elektricheskikh_fonarei/

И, сразу объявление.
На озоне печатный вариант стоит 422 рубля. Если кто-то хочет эту книжку по себестоимости, за 270р, напишите мне на serge@hiero.ru :)


@темы: тексты, книги

12:27 

Философская сказка о смысле жизни

Сегодня утром, зайдя на кухню, придумал сказку. Слушайте.

Жила была котлета. Жила она в холодильнике.
И временами она думала: "В чем смысл моей жизни? Каково мое предназначение?"



@темы: тексты

15:19 

Из ничего...

Из миража, из ничего
Из сумасбродства моего
Вдруг возникает чей-то лик
И обретает цвет и звук
И плоть, и страсть…


Это я просто пишу сказку сейчас. Ощущения очень похожие. К тому же и сказка про это же ;)


@темы: тексты

19:00 

Еще сказка

Лживый язык



Записал Конса, младший переписчик из касты писцов, с табличек Хот-Анса, Чьи Слова Правдивы в тридцатый год династии Хутанха.


Много талантов было у Хумкоа, сына Ник, сына Коа. И был у него язык, дарованный Коа, отцом и кутом его. Что ни скажет Хумкоа этим языком, то и происходит.

Как-то вошёл Хумкоа и увидел мать и отца сидящих на троне в сиянии и великолепии. Тоскливо и одиноко стало Хумкоа. Пошёл в одиночестве Хумкоа к восточному краю и сказал: "Нум". И появилась Нум, и взял её в жёны Хумкоа.

Увидал их Карнар, сын Ник, брат Хумкоа. И сказал в сердце своём: "Всё есть у Хумкоа, и Ник больше любит его. Не любит Ник меня, и нет у меня Нум". Так сказал Карнар, и задумал недоброе. Явился он взгляду Ник и привёл Хумкоа с собой. И так сказал:

- О Ник, младая и великая. Ничто не укроется от щели зрачка твоего. Разве не видишь ты, как велик Коа, твой кут, твой муж. Разве не ведаешь, что не может он явить своё величие, ибо некуда ему отбросить тень свою. Так позволь мне и Хумкоа создать место, где будут жить гаты Коа. И кто лучше из нас сделает это, того ты и будешь любить больше.

Задумалась Ник, и тень её стояла за её спиной. Сказала Ник:

- Пусть так и будет.

И ушли Карнар с Хумкоа. Пошёл Хумкоа к Нум и заснул в её объятиях. А Карнар явился к ним, и долго глядел на Нум, ожидая пока та заснёт, а затем подкрался к Хумкоа и похитил его язык, оставив на его месте свой.

Наступило утро. Проснулся Хумкоа и пошёл на запад. Проснулся Карнар, и пошёл на восток. Начал говорить Хумкоа, пытаясь создать мир своим волшебным языком, но был язык Карнара во рту его, и не возник мир. Начал говорить Карнар волшебным языком Хумкоа, и создал Калкалу. В слезах вернулся Хумкоа. Смеясь вернулся Карнар, зная, что его теперь полюбит Ник. В слезах уснул Хумкоа в объятьях Нум. Не спал Карнар, празднуя свою победу. Явился он к Хумкоа, и долго глядел на Нум, ожидая, пока та заснёт, а затем подкрался к Хумкоа и вернул языки на место.

Утром явились Карнар и Хумкоа к Ник. И сказал Карнар:

- Там, на востоке, создал я мир. Высоки стены его. Как груди богини вершины его. Как живот богини равнины его. Реки ласкают тело богини. Ледники возбуждают дыхание её. Волосы дождей ниспадают на её спину. Прохлада ночи гладит кожу равнин, солнце днём целует её бедра. Вздрагивает она, когда ветер касается ступней её. Калкала зовут эту землю.

Долго ещё говорил Карнар, описывая землю, которую создал. Но вот замолчал он, настало время говорить Хумкоа. Но нечего ему было сказать. Стыдно стало Хумкоа и он солгал:

- Там, на западе, создал я мир. Гатом Тысячи Кувшинов проходит через него Тетри. Леса по берегам Тетри касаются кончиками пальцев неба. Утренние туманы пробираются между стволами вздрагивая перед приближающимся днём. Жилистые руки ущелий временами сжимают Тетри в объятиях. Могуч и высок челом мир, который я создал. Словно возвышенные мысли чисты озёра в нём. Острова на озёрах хрупки как хрусталь. Острова на этих подобны прозрениям. Темны глаза его, тверды губы его скал. Итарт зовут его.

Долго ещё говорил Хумкоа, описывая мир, который так и не смог создать. А когда он закончил, Карнар сказал.
- О Ник, гат Коа, жена Коа. Скажи, чей мир лучше.

Задумалась Ник, и Шетта стояла за её спиной. Нахмурилась Ник, поняла она, что солгал Хумкоа. Позвала она змею, и сказала:

- Ползи на восток, ползи на запад. Посмотри миры созданные Карнаром и Хумкоа.
Посмотрела змея в глаза Ник, поклонилась, поползла на восток, поползла на запад, вернулась и сказала:

- Видела я землю, созданную Карнаром. Видела я землю, созданную Хумкоа. Прекрасны эти земли.
Разгневалась Ник и вскричала:

- Половина твоего языка сказала правду, а половина - солгала. Будь же отныне с раздвоенным языком.
В то утро решил Коа пройтись по небу. Ступил он на небесный свод на востоке, и увидел под собой земли Калкалы. Пошёл он на запад, и увидел под своими ступнями земли Итарта. Ибо когда лгал Хумкоа своим волшебным языком, облекались слова его плотью. Пошёл тогда Коа к Ник, и встретил у неё Хумкоа. И сказал Коа:

- Велика ложь твоя. Безгранична она и безупречна. Прекрасна она и многообразна. Будет теперь куда откидывать мои гаты. Да будет благословен твой лживый язык.

И упали гаты Коа на земли Итарта, и наполнился Итарт жизнью.

Увидал это Коа и возрадовался. Разрешил он Хумкоа говорить неправду когда ему этого захочется. И все гаты Хумкоа тоже начали лгать, и наполнился Итарт ложью от края и до края. Лишь змеи своим раздвоенным языком иногда говорили правду.


На этом завершается история про лживый язык, записанная Консой, младшим переписчиком из касты писцов, писавший с табличек Хот-Анса, Чьи Слова Правдивы в тридцатый год династии Хутанха.


@темы: тексты

00:28 

Сказка к равноденствию.

История, рассказанная ночью



То, что я говорю - было. Но было оно не так как я говорю. А как оно было на самом деле, спросите у Джа-Пуу. И он вам ответит, если конечно у вас на пальцах шрамы. А если их нет, то промолчит. Потому, что нельзя еще не родиться, а уже все знать, и нельзя родится без шрамов на пальцах.

В те давние времена смертными были только звери, и из всех племен было одно племя - племя Матанги. И одного из этого племени звали Кан-Туа, а другого - Джи-Маа. Каждый день садился Джи-Маа на спину саа и летел над землей. Любил он лететь над землей - этот Джи-Маа. А на спине саа, меж его крыльев, был очаг, и Джи-Маа сидел у него. И Джи-Маа был тем саа, и очагом и тем, кто сидел у него. И когда летел саа над землей, очаг грел Джи-Маа и всех животных, и всех из племени Матанги. И была у Джи-Маа жена, и звали ее Муата. Возлежал с ней Джи-Маа, и несла она от него. И четырнадцать дней носила она ребенка, и поднимался живот ее, и за это время проходила она пол мира. А потом она рожала, и рожала она еще четырнадцать дней, и каждый родившийся ребенок ходил за ней следом. Поэтому, если спросят тебя, сколько звезд на небе, ответь: - Столько, сколько мир существует. И после того, как Муата рожала, она возвращалась к Джи-Маа, и Джи-Маа вновь возлежал с ней, и в эту ночь никто не видел Муату.

Жили счастливо все из племени Матанги. Не было у них ни печали, ни плача. И знали они все, и не было такого вопроса, на который не смогли бы они ответить. Они знали, когда всякое животное спит и ест, знали, куда текут реки и почему в них видны звезды, знали, о чем говорят птицы и почему деревья растут вверх, а дождь льется вниз.

Так они жили до тех пор, пока не пришел свирепый Штубу. Этот Штубу жил оттого, что ел слезы, и ел боль, и ел страх. И если он ел у кого-то боль, то боли от этого не убавлялось, а становилось еще больше. Но если не было у кого- то ни слез, ни боли, ни страха, то нечего было есть Штубу.

Когда пришел Штубу, посмотрел он вокруг, и увидел зверей. Набросился Штубу на них, и вонзил в них свои зубы. Было больно зверям, и испугались они Штубу. А Штубу лакомился их страхом и их болью. Тогда же, увидел Штубу, что больше всего слез, страха и боли достается ему, когда убивает он зверей. Начал Штубу ловить зверей, и убивать их. Тогда попрятались все звери, потому что никто из них не хотел плакать, бояться и умирать.

Ходил голодный Штубу, и мучался он, и боялся, что умрет от голода. Поэтому начал уже есть он самого себя, когда увидел Джи-Маа - одного из племени Матанги. Стал следить Штубу за ним, и нашел, где живет и прячется от дождя племя Матанги. Ходил он вокруг и смотрел, не выходит ли кто из Матанги на охоту. Прятался он в кустах и высокой траве. И увидел Штубу, что выходит Кан-Туа на охоту в лес, и пошел за ним. Выждал Штубу удобный момент, и прыгнул на Кан-Туа. Повалил он Кан-Туа на землю, и вонзил в него свои зубы. Но не испугался Кан-Туа. Начал вырываться Кан-Туа, и нечего было есть Штубу. Тогда сказал Штубу:

- Послушай, Кан-Туа. Не вырваться тебе от меня, Кан-Туа. Съем я тебя, и умрешь ты, Кан-Туа. Умрешь ты как звери, Кан-Туа.

Тогда испугался Кан-Туа. Не хотел он умирать и испугался смерти. Обрадовался Штубу, и начал есть страх Кан-Туа. А когда наелся, сказал Штубу.

- Если я убью тебя, Кан-Туа, то нечего мне будет есть завтра. Если не убью я тебя, Кан-Туа, то не поверишь ты мне завтра и не испугаешься, и нечего будет мне есть. Что же делать мне, Кан-Туа?

- Отпусти меня, Штубу, - ответил Кан-Туа. Но сказал ему Штубу:

- Если отпущу я тебя, то тот, кого поймаю я завтра, не испугается меня. Поэтому убью я тебя Кан-Туа.

И собрался Штубу уже убить Кан-Туа, но сказал:

- Я знаю, как можно убить тебя, Кан-Туа, но не лишиться еды при этом. Убью я тебя, но не сегодня, а очень не скоро, когда тысячи раз пролетит по небу Джи-Маа. Тогда будешь ты знать, что умрешь, и будешь боятся, и будет мне пища.

Так сказал Штубу, и разжал когти. Понял тогда Кан-Туа, что умрет он как звери, и испугался, и сидел в страхе. Долго он сидел в страхе. Тогда спрашивали многие, из племени Матанги: "Где Кан-Туа, почему он ушел от нас и не вернулся?" Искали они его, и нашли посреди леса, а вокруг него, ходил Штубу. Спросили они Кан-Туа, почему он ушел, и не вернулся, и сидит в страхе, и Кан-Туа ответил:

- Боюсь я, потому, что Штубу убьет меня, когда тысячи раз пролетит по небу Джи-Маа.
Стал печальным Джи-Маа, потому что любил он лететь над землей на спине саа, но жаль ему было Кан-Туа, и сказал он:

- Не буду я летать над землей на спине саа. Не убьет тебя тогда Штубу.

И ушел в слезах Джи-Маа, и перестал летать на спине саа. Обрадовался, Кан-Туа, и не боялся он больше Штубу. Но холодно стало зверям без очага Джи- Маа. Пришли они к нему и сказали:

- Мы говорим тебе, Джи-Маа. Холодно нам, Джи-Маа. Мерзнем мы без твоего очага, Джи-Маа. Летай снова над землей, Джи-Маа.

Пожалел зверей Джи-Маа. Сел Джи-Маа у очага на спине саа, и опять стал летать над землей. Увидел это Кан-Туа, и испугался. Сел он в страхе. Боялся он смерти от Штубу.

Увидели это в племени Матанги, стали думать, как помочь Кан-Туа. И долго они так думали. И встал кто-то из племени Матанги, и сказал:

- Страшно Кан-Туа, так как знает он, что убьет его Штубу, когда тысячи раз пролетит по небу Джи-Маа. Так давайте сделаем так, что бы не знал об этом Кан-Туа. Тогда не будет он бояться.

Согласилось племя Матанги, согласился Кан-Туа. Помогли ему Матанги. И забыл тогда Кан-Туа о многих вещах, и вместе с ними о том, что умрет. Перестал Кан-Туа боятся Штубу. И назвали его тогда Тот, Который Не Знает.
Вот, что было с племенем богов, Штубу и первым человеком. Но кроме этого с ними было еще много чего. А что именно - расскажет вам Джа-Пуу, если для этого придет время.


@темы: тексты

11:11 

fb2 и ePUB

Собственно, почему я все про свои книжки пишу.

Иногда ко мне приходят сказки. Как правило, это происходит в непредсказуемый момент. И сказки эти требуют воплощения.

В итоге я написал какое-то количество текстов. И коротких и длинных - разных.

До поры до времени эти тексты лежали себе смирненько в ящике и, наверное, спали. А вот теперь проснулись, и хотят жить.

Я с ними в этом согласен. Книги должны жить. Для них это как смысл жизни для человека, если их никто не читает, то зачем?

А еще ко мне продолжают приходить новые сказки. И требуют их воплотить. И когда я думаю, что вот, я их напишу, и они сразу же будут похоронены в ящике стола, то опускаются руки и писать я уже не могу. А не писать - тем более не могу.

Так что, дать жизнь своим книгам, это то же самое, что очистить свою карму. Чтобы можно было двигаться дальше.

И вот я воплощаю свои книги в разных видах. Сейчас вот сделал fb2 и ePUB для "Влюбленных богов" и "Дурака".

Будет здорово, если вы скачаете их себе и прочтете.

Я выложил эти файлы на круги

Там есть два варианта их скачать. Или за небольшую сумму в 3-5$, или бесплатно. Понятно, какой вариант мне нравится больше, но решать вам. :)

Ну и, заодно, напоминаю, что в бумажном виде "Дурака" можно купить в магазине издательства "Пряхи", а Истории мира можно поддержать и заказать в краудфайдинговом проекте на "Планете".

И, что все способы прочитать, купить, и сделать что угодно еще с моими книгами, есть на страничке на моем сайте. Там же будут появляться новые книжки, и новые опции по уже выставленным.

Вот.


@темы: тексты

14:37 

Дурак

А тем временем, мою книжку со сказкой "Дурак" уже можно купить в издательстве "Пряхи"




Книжка получилась уникальная. Во-первых, ее сюжет, а особенно главный персонаж, тесно связан с картами Таро. Во вторых, Сергей Орлов сделал для книжки иллюстрации. И тоже не простые. Все они, во-первых, соответствуют старшим арканам Таро, а, во-вторых - это двойные изображения, в котором кроме основного сюжета спрятан еще один.

Пожалуй, эта книжка имеет больше всего разных пластов из всех моих книг :)

Так что, велком :)


@темы: тексты

11:12 

web-страничка со сказками

В продолжение проекта создал страничку для того, чтобы читать "Историю Мира" с компьютера

Вот
http://sirano.info/books/richeka/richeka.html

Там и картинки некоторые есть :)

Теперь ее можно листать, читать с экрана и участвовать в проекте по изданию в бумажном виде



Вот такой я молодец :)


@темы: краудфайдинг, тексты

14:06 

Новости про проект

А тем временем, в проекте по изданию книжки произошло два события.

Во-первых, срок сбора денег должен был закончится в пятницу.

Но. Во-вторых. Проект продлили аж до Рождества (если быть точнее, до зимнего солнцестояния).

Так что, думаю, теперь есть время, чтобы медленно, но уверенно достичь цели :)


@темы: краудфайдинг, тексты

15:35 

Листать

Ну вот и сверстал книжку. Теперь ее можно полистать, посмотреть как там что :)



Если не видно, воспользуйтесь прямой ссылкой.

Тем временем, период, когда можно поддержать издание этой книги потихоньку подходит к концу. Если хотите эту книжку, или просто помочь, самое время поучаствовать :)


@темы: тексты, краудфайдинг, графика

19:13 

Заголовок

Закончил заголовок для книжки. :)

Вот.




@темы: графика, краудфайдинг, тексты

15:15 

Книжки

Сделал страничку, на которой разместил все (на данный момент две :) книжки с картинками, которые готовы к публикации
http://sirano.info/books/

Каждую из книжек можно пролистать, скачать в fb2 или прочитать на сайте. То есть под каждую из книжек сделал страничку с текстом, оформленную в стилистике соответствующей бумажной книги.

По мере того, как буду  делать новые книжки, буду добавлять их на http://sirano.info/books/

Еще есть мысль сделать магазинчик для бумажных версий этих книг, но пока не пойму, как быть с пересылкой (с нашей-то почтой) и оплатой. Если сделаю - напишу :)

P.S. Когда делал эти странички, открыл для себя цвет с магическим номером #012345. И влюбился в него с первого взгляда :) На странице http://sirano.info/books/gods/gods.html этим цветом сделан фон.


@темы: тексты, книги

15:15 

Новая книжка и вопрос

И вот на подходе очередная из книжек с картинками :) На этот раз картинки рисовал Сергей Орлов (sorlov).Это художник, у который очень здорово умеет делать двойственности: два изображения (а как правило больше, двух ему мало :) в одном.

И тут передо мной встала некоторая проблема, в некотором смысле вечная, но требующая практического решения.

Дело в том, что мои тексты, могут иметь несколько слоев смыслов. Так и эта книжка - она не только про драконов и принцесс. И я, в целом, понимаю, что мало кто будет вникать в эти дополнительные смыслы. Будет дополнительный сюрприз для тех, кто, таки, вникнет.

Но тут в мой слоеный текст добавились иллюстрации Орлова. А у него они тоже слоеные (хотя основная идея иллюстраций, как раз, проясняет основную идею текста). И выходит довольно завернутый объем смыслов. Ни я ни он не можем сказать, насколько это читается посторонним читателям - мы ведь этой книжке не посторонние :) И поэтому я решил спросить здесь. А напишите что вы видите в том, что получилось? Например, видна ли связь между обложкой и картинкой под номером 7? Будет очень интересно, какие контексты читаемы (а заодно и сам узнаю что-нибудь новое обо всем этом :), и нужны ли подсказки.

Кроме того, не очень пока понятно, как такие подсказки реализовать. Писать послесловие в духе ""Что хотел сказать автор" как-то глупо. А не писать - может выйти непонятно... В общем, жду комментариев.



Для тех, кому не видно - прямая ссылка на книжку


@темы: книги, картинки, тексты

17:14 

Про книжку

Ну что же. Книжку про влюбленных богов вчера забрал из типографии. Те, кто заказывал - можно забирать :)

Предлагаю собраться в четверг 8 декабря в кафе Шоколадница в Сокольниках в 19:00. Посидеть за чашечкой чего-нибудь и получить книжки :) На самом деле, это не обязательно можно и в метро встретиться, но, по-моему, так веселее :)

Соавторы - тоже приходите - заберете авторские экземпляры :)

Отметьтесь кто бyдет тут или на почту serge@hiero.ru


@темы: объявления, тексты

14:04 

Книжка

Вот и определилась цена на книжку с картинками :) Те, кто прошлый раз изъявляли желание ее купить (а также все остальные :) ) сейчас могут заказать ее себе в комментах или письмом на serge@hiero.ru

Стоить будет 130р. штука. Если кто-то сможет оплатить предварительно (например через яндекс), будет здорово :)

Я там кое что подправил, новый вариант под катом.





Как и раньше - листабельно. Крупный вариант - тут

http://hiero.ru/sirano/book/gods/gods.swf


@темы: объявления, тексты, фото

13:23 

Только-только выложил свою оформленную книжку, как [info]bereg_alex нарисовала картинку к совсем другой сказке. За что ей большущее спасибо :)

Вот




@темы: картинки, тексты

00:13 

Влюбленные боги

Начал осуществлять одну свою идею. К своей сказке сделал иллюстрации и получилась бумажная книжка - маленькая, но симпатичная :). В электронном виде это выглядит вот так. Листабельно :)



Для тех, кому не видно, кликать сюда
http://hiero.ru/sirano/book/gods/gods.swf

Для иллюстраций провели специальную съемку. Большое спасибо моделям: asta_jadeАсте и Мише, а также vera_benkendorfВере, которая в этой съемке мне ассистировала.

Если кто хочет это в бумажном виде - пишите мне, напечатаем. Стоимость станет понятной, когда будет понятно, сколько экземпляров будем печатать.


@темы: тексты, фото

21:11 

Придумал длинную повесть.

Запись концепта заняла два часа.

Когда ж я все это писать буду? Ужасужас.


@темы: тексты

17:16 

Тусклый свет электрических фонарей. Окончание

Ранее: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12


Воскресенье




– Хорошо посидели. Душевно.
– Да, только немного обыденно.
– Знаешь, Остин, для меня в последнее время и обыденность – экзотика.
– Догадываюсь. Ты долго уже сам не свой. Но ведь не расскажешь...
Расскажу, пожалуй. Только попозже.
– Ну, попозже так попозже.
– Слушай, у тебя эта царапина на лице разве справа была? Хотя, извини. Идиотский вопрос.
– По крайней мере, какой-то странный.
– Забудь.
– Попробую.
– Всё-таки приятно было увидеть всех старых знакомых разом.
– И незнакомых тоже. Что это за девушка была? Веда, кажется.
– Так, одна приятельница.
– Тоже позже расскажешь?
– Ага.
– По-моему, груз скрываемого тобой уже превысил критическую массу. Сейчас самое время. А я тебе потом помогу посуду помыть.

Остин указал на неприбранный стол, оставшийся после ухода гостей. Неяркий торшер отражал свой свет в гранях пустых бокалов. Я махнул рукой:

– Да ладно, я завтра сам помою. Впрочем, ты прав. Сейчас самое время.
– Вот и славно! – обрадовался Остин. – Рассказывай. Кстати, смотри. Тут ещё два бутерброда осталось. Один тебе, другой мне.
– Ешь оба, я не буду.
– Ты? Не будешь?
– Да, я перестал есть мясо.
– С каких это пор?
– Недавно.
– И зверушек не жалко?
– Так наоборот, потому и не ем, что жалко.
– Это слишком поверхностный взгляд. Ну, представь, что будет, если все станут вегетарианцами. Вся экологическая система, построенная на том кто кого ест и в каких количествах, рухнет. Леса начнут вырубать под поля твоей вегетарианской еды. Животным придется совсем не сладко.
– Думаешь? – с сомнением спросил я.
– А ты считаешь, что изменение типа питания такого распространённого вида как Homo Sapiens никак не повлияет на все остальные виды?
– Ты сумасшедший.
– Я? Нисколько. Даже более того – я единственный нормальный человек в этом безумном мире! Впрочем, мы отвлеклись. Ты хотел что-то мне рассказать.
– Да, конечно...

Я собрался с мыслями и начал:

– Помнишь, я давал тебе почитать одну книжку на нелепом языке?..

Я рассказывал долго и сумбурно. А Остин внимательно слушал, не отрывая от меня немигающих глаз и не перебивая. За окном поднялся ветер и хлестал мокрым снегом по стеклу. Забытая посуда на столе застыла в оцепенении. Наконец, я закончил. Остин взял последний оставшийся бутерброд и стал жевать. Потом проглотил и пробормотал:

– Хм. Занятная история. Это кое-что объясняет.
– Знаешь, меня постоянно удивляет, что ты ничему не удивляешься!
– Некоторые теоретики считают, что любая непротиворечивая теория имеет право на существование.
– Даже абсурдная?
– Ага. Как, ты говоришь, звали того, кто рассказал тебе вторую версию происходящего?
– Морок.
– Да уж. Я бы не стал безоглядно верить человеку с таким именем.
– Я тоже боюсь, что Морок морочит меня. К тому же от выбора меня никто не освобождал. Правда суть моего решения совершенно различна в различных вариантах реальности.
– И что ты намерен делать?
– Туссэн поставил меня перед вопросом: какая из двух незнакомых мне душ должна умереть. Вроде бы, третьей альтернативы не существует. Но я понял, какое решение будет верным. Я откажусь от права искать ответ. Это их выбор. И своим отказом я, признаю за ними право на этот выбор.
– По-моему, это самый худший вариант. Если истинна версия Туссэна, то парень, без сомнения, погибнет. Если же Морок сказал правду, то, скорее всего, прошедшим испытание будет считаться тот, кто возьмёт этот выбор на себя. Доказав тем самым свою способность принимать решения подобного рода.
– Я знаю. Но именно так будет правильно.

Остин покачал головой.

– Я сегодня ночью постараюсь отыскать Туссэна и дать ему ответ, – немного помолчав, сказал я. Остин только задумчиво кивнул. Мы ещё помолчали, и я опять заговорил:
– Почему так? Кати либо умерла, либо никогда меня не любила. Передо мной ставят задачу, не имеющую решения. Действительность в любой момент может оказаться иллюзией. На дворе холодно, а на столе гора немытой посуды.
– Что поделаешь, – философски заметил мой друг. – Мир далёк от совершенства. В совершенном мире все иначе. Там всегда тепло и ласковое море. Там все умны и красивы. И все ходят обнаженными. Только я там такой же, как и здесь.

* * *



В щели между дверью и косяком торчала записка. Или кто-то писал Мороку, или его квартира опять выкидывала всякие фокусы. А может, записка предназначалась мне? Я выдернул сложенный вчетверо листок бумаги и развернул его. Каллиграфическим почерком, перьевой ручкой, с нажимами, делающими линию то толще, то тоньше, на листке значилось: "И сотворил тогда Бог из Нуна мир за шесть дней и обрёл покой на седьмой. Потому как возложил бремя войны с Хаосом на свое творение". Я пожал плечами и сунул записку в карман.

Помня своё предыдущее посещение этого дома, и страхи, преследовавшие меня до сих пор, я очень медленно открыл дверь и заглянул за неё.

То, что я увидел, было обыденно и фантастично одновременно. Вместо комнаты Морока с черным ковром и серыми стенами меня ждала моя собственная квартира. Отбросив опасения, я зашёл в неё твёрдой походкой хозяина. Мимоходом взглянув на так и не прибранный после ухода гостей стол, я, не раздеваясь, вышел на балкон.

Под моими ногами раскинулся город, то ли тот, который был знаком мне с детства, то ли созданный Мороком для его собственных загадочных целей. Впрочем, обе эти гипотезы могли оказаться верны одновременно. Как он там говорил? "Обладают потенцией развития, судьбой, непредсказуемостью..." И еще что-то про неразличимость.

Холод забирался ко мне в рукава и за шиворот. Снежинки опускались вниз мимо самого моего лица. Быстро теряясь в темноте, они вдруг вспыхивали яркими точками, попав в конусы света под лампами фонарей. Город необратимо менялся у меня на глазах, покрываясь мягкой кожурой снежного покрова. Формы, размеры, и без того плохо различимые в ночном сумраке растворялись в окружающей белизне. Белёсое небо лежало на крышах белых домов, верх и низ переставали существовать. Редкие яркие прямоугольники окон висели в пустоте. Одинокий автомобиль ракетой промчался через эту маленькую, уютную вселенную и скрылся в соседних мирах. Я вновь остался один среди вихрей шестигранных безмолвных сущностей готовых исчезнуть при одном прикосновении моей руки. Время остановилось.

Конец.




@темы: Тусклый свет электрических фонарей, тексты

01:35 

Тусклый свет электрических фонарей. Продолжение

Ранее: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11


Бог, играющий в кости



– Проходи.
– Ты знаешь, Остин, спешу очень.
– Даже чаю не попьешь?
– Ага.
– Надо же...
– Держи.
Что это?
– Вот смотри, письмо вскроешь в понедельник, не раньше. И вот тетрадка. Там какие-то мысли... Это то, что я хотел сделать, и видимо не успею. Тексты, ну и всякое разное. Я буду рад, если ты что-нибудь из этого доделаешь.
– Слушай, у тебя всё в порядке?
– Более или менее. Ты бери-бери, я что, зря всю ночь писал?
– По ночам спать надо.
– Знаешь, Остин, я уж две ночи не спал, и сегодня видно не буду. Не успеваю...
– Чего не успеваешь-то.
– Ничего не успеваю. Да, еще. В субботу я всех друзей собираю, приходи обязательно, – я взялся за дверную ручку. Уходить не хотелось. Но дел действительно осталось немало.

Я повернул лицо к несколько ошеломлённому визитом хозяину:

– Слушай, давно хотел тебя спросить. Если Рая нет, то и Бога нет также?
– Это вообще нелепый вопрос. Кого ты имеешь ввиду, говоря "Бог"? – пожал плечами Остин.
– Как кого? Это все знают.
– Все думают, что знают, но никто не задумывался всерьёз над этим вопросом. Ну хорошо. Под Богом ты понимаешь творца Мира, или абсолютное добро, или причину всего, или абсолютный разум, или сущность, которая всё знает...
– Всё вместе, по возможности, – остановил я бесконечный перечень.
– Всё вместе не получится. Всеблагость вместе со всеведением и всемогуществом предполагают совсем иной мир, чем тот, в котором мы живём.
– Тогда, творец Мира и всё, что этому не противоречит.
– Видишь ли, – вздохнул Остин, – говоря "творец Мира", ты постулируешь, что это некто живой и разумный. А эти понятия определены для совсем других сущностей. Сказав, что Бог живой, мы тем самым утверждаем, что он занимается размножением, дышит, ест, а также множество других вещей для высшего существа довольно нелепых. С разумом ещё сложнее. Мы не можем сказать, разумны ли некоторые из животных, поскольку не имеем критерия разума. Как же можно рассуждать о разумности Бога. Короче говоря, считать Бога живым и разумным так же наивно, как представлять его седоволосым старцем с бородой.
– Ну и пусть. Я хочу знать, существует ли Бог, пусть даже непонятно живой ли, разумный ли.
– А в таком случае, я опять спрошу, что ты понимаешь под словом Бог?
– Нечто, с чего начался мир.
– Нечто, с чего начался мир учёные называют Большим Взрывом. Можешь считать, что это и есть Бог. Хотя особого смысла я в этом не вижу.
– Эх, складно ты говоришь. Так бы и слушал всю ночь.
– Так я же предлагаю: заходи, пей чай и слушай сколько угодно.
– Нет, всё-таки спешу. Пока. Не забудь про субботу.

* * *



Выйдя на улицу, я хотел было отправиться домой – ещё много чего нужно было написать, вспомнить, доделать. Но тут же понял, что стоит мне сесть за письменный стол, как я усну. К счастью, были ещё дела связанные с активными действиями. Через вечерний город я направился к Мороку.

Остановившись у двери, я внутренне сжался. Собрался с духом, резко толкнул дверь от себя и стремительно вошёл. Реальность оказалась обескураживающе обыденной. Я вновь оказался на лестничной клетке, и дверь хлопнула за моей спиной. Площадка с лифтом зеркально повторяла площадку с другой стороны двери.

– Только этого мне сейчас не хватало, – сказал я вслух, ожидая услышать смех за спиной. Я уже давно привык, что надо мной смеются, и предпочитал, чтобы это происходило открыто. Но лестницу заполняла тишина, разбавляемая лишь невнятным лепетом города за стёклами окон.

Я обернулся к двери и медленно открыл её, встав в проходе. Теперь я мог видеть обе половинки симметричной действительности – две лестничных клетки, два лифта, две тусклых пыльных лампочки. Ситуация была патовая.

Решив проверить, как далеко простирается иллюзия реальности, я спустился вниз по лестнице, ожидая в любой момент смены привычной действительности фантасмагорией. Но город снаружи оказался обычным городом с дотошностью зеркала воспроизводившего реальность. Раздумывая, что мне делать, я вновь поднялся наверх. Завидя знакомую площадку, я вдруг испугался, что не найду за ней привычного мира и навсегда останусь в такой же, но тем не менее другой действительности. Стремительно промчавшись через проём, я успокоился, закрыл дверь и постоял немного. Потом вновь вошёл, и вновь оказался на лестничной клетке.

– Чёрт побери! – выругался я. – У меня нет времени играть в ваши дурацкие игры. И очень нужно поговорить!

Так я ходил туда сюда, ругался, пытался убедить невидимых, а, скорее всего, и несуществующих собеседников, пока, наконец, дверь напротив не открылась и оттуда не высунулась злая физиономия старухи:

– Чего надо тут? – возможно, она и была ведьмой, но ведьмой совсем иного рода, чем те, которых я искал. – А ну, хватит хулиганить!

Я внимательно вгляделся в сморщенное лицо, злые глаза, тонкие белые пиявки губ. Извинился, и сказал, что сейчас уйду. Старуха, словно устрица, захлопнула свою створку, а я обернулся к злополучному проходу, чувствуя спиной прицел дверного глазка. Вздохнув я вышел из двери, и увидев напротив вытаращенную линзу подумал, а есть ли и за этой дверью злобная бабка. Интересно было бы их столкнуть друг с другом.

Не став, однако, экспериментировать, я отправился вниз. У самого выхода взглянул на часы. Сердце ёкнуло. Секундная стрелка двигалась в обратную сторону. Или... Целую минуту я пытался сообразить, в какую именно сторону должны идти часы. Да нет всё правильно. Хотя... Впрочем, что может случиться с часами – они всё время были на мне, и даже если я остался не с той стороны двери... Новые страхи карабкались по моим брюкам, куртке, шее. Ко рту, а потом внутрь, в глубину. А я-то думал, меня уже не испугать.

Прислонившись к стене, я попытался успокоиться. Во-первых, даже если это зазеркальный мир, то что с того. Какая разница, где жить, если они одинаковы? Во-вторых, я всё-таки в нормальном мире. Вот цифры на дверях правильно написаны и вполне читаются. Или нет... Как-то не так они выглядят. Или так... Я столько раз мотался туда-сюда, что совсем запутался! Сев на ступеньку, закрыл глаза, попытался сосредоточится и мысленно представить, как выглядит правильный мир. Открыл глаза и огляделся. Вроде бы, всё в порядке.

Слегка успокоившись и выйдя из подъезда, я быстро зашагал к дому, жалея о столь бездарно потраченном времени и внимательно вглядываясь в каждую встречную вывеску: правильно ли она выглядит, нет ли в ней чего-нибудь необычного, а если есть, то не виной ли этому моя взбудораженная фантазия. Фантазия, конечно, что же ещё!

* * *



– Я рада вновь слышать тебя!
– Дядюшка Хо, когда ты говоришь женским голосом называть тебя дядюшкой Хо как-то странно. Нет ли у тебя другого имени?
– У меня вообще нет имени.
– Как так? А как же...
– Имя "дядюшка Хо" является моим не в большей степени, чем любое другое.
– Как же ты живёшь без имени?
– А зачем оно мне? Я уникальна. Других таких нет. Мне не нужно имя, чтобы отличить меня от кого-либо ещё.
– И как же тебя тогда называть?
– Да как хочешь.
– А как обозначать в разговорах с другими?
– Я думаю, – после короткой паузы отозвался мелодичный девичий голосок, – это не мои проблемы.
– Хорошо! – Я разозлился и заявил безапелляционно. – Тогда, в твоей женской ипостаси будешь зваться Сюзанной!
– Может быть, может быть... – уклончиво отозвалась моя "крестница".
– Ладно, чёрт с ними, с твоими именами. У меня важное дело. Мне нужен Туссэн.
– Кстати, это тоже ненастоящее его имя, – ехидно заметила Сюзанна.
– Я знаю, мне уже говорил кто-то, не помню кто именно. Но на его имя мне сейчас тоже плевать, – усталость накопившаяся за несколько дней вдавила меня в кресло. Я закрыл глаза, и весь наш разговор вдруг представился мне сном. – Мне нужен он сам.
– Я сейчас не знаю, где он. Но узнаю, как только он позвонит.
– Хорошо. При первой же возможности перезвони мне. Или пусть сам Туссэн перезванивает.
– Ладно, если тебе это так нужно...
– Всё! – я резко оборвал разговор и бросил трубку. Грубо конечно, но говорить дольше я не мог.
Попытка открыть глаза успехом не увенчалась. Разумнее всего было сейчас улечься спать, но времени совсем не оставалось. Надо написать несколько писем, попросить в них доделать то, что я доделать не успеваю. И всё равно останется много такого, что исчезнет вместе со мной. При мысли об этом у меня задрожали губы. Жаль, безумно жаль.

Я сжался и резко вскочил на ноги, так и не сумев открыть глаза. Сделал шаг, другой, разлепил клейкие веки и побрёл в ванную держась за стену. Холодная вода сделала меня похожим на человека – слегка зомбированного и не очень устойчивого, но более-менее дееспособного. Сев за письменный стол я раскрыл тетрадь, ручка коснулась бумаги. И замерла так, приняв на себя груз всего моего тела.

Из оцепенения меня вывел дверной звонок. Я поднялся и подгоняемый назойливыми трелями добрался до коридора.

За дверью стояла Веда.

– Кажется, – пробормотал я вместо приветствия, – ты в первый раз входишь в мой дом через дверь.

Веда засмеялась.

– И ещё я никогда не видел тебя в пальто.

Веда разделась и без разговоров прошла в комнату. Я поплёлся за ней.

– Знаешь, – извиняющимся голосом сказал я, глядя как девушка уверенно занимает кресло, – у меня сегодня совсем нет времени. А вот в субботу я собираю всех своих друзей. И ты приходи, – я не сразу обратил внимание, что говорю с ней не как с мифическим существом, а как с обыкновенным человеком.
– Знаю я, что ты задумал, – уверенно заявила моя подружка. Вряд ли это было правдой: уж больно весела она была.
– И что же?
– Ты решил отдать своё тело вместо тела этого парня. Так ведь?
– Так, – я нахмурил брови.
– Это глупо. Ты не подходишь.
– Почему это? – опешил я, – Чем я плох?
– Не ты, а твоё тело. Мы не хотели тебе говорить... Но теперь... В общем, ты болен. Твоё тело нельзя использовать. Не переживай, это не смертельно. Но возможности по трансформации...

Почему-то серьезность моей болезни меня сейчас не волновала совсем. Моё будущее менялось кардинальным образом. Ручка, до сих пор зажатая в моей ладони, выскользнула, наконец, на волю, но тут же беспомощно упала на пол. Я бессмысленно стоял посреди комнаты и не мог даже подумать о том, как теперь жить дальше. Мгновение назад вся моя жизнь была расписана по минутам до самой смерти. И вдруг этих минут оказалось во много раз больше.

И надо было вновь что-то придумывать по поводу юноши.

– Ты выглядишь усталым, – заявила Веда из кресла. Она поджала ноги и изображала из себя персонификацию уюта. – Тебе бы поспать сейчас.
– Как же так, – наконец произнёс я. – Я на субботу уже поминки назначил.
– Значит, – невозмутимо заявила Веда, – перенесёшь сборище на воскресенье.

* * *



Телефон звонил очень долго, пока я, наконец, не осознал этот факт и не проснулся. Поспешно подбежав к только что смолкнувшему аппарату, я схватил трубку, но услышал лишь короткие гудки.

Я выругался. Наверняка звонил Туссэн. Поспешно я набрал телефон дядюшки Хо. На этот раз пол моего собеседника определить не удалось – детский голос мог принадлежать как мальчику так и девочке.

– Дядюшка Хо, – привычно справляясь с внутренним протестом выпалил я, – мне сейчас звонил Туссэн?
– Откуда я знаю? Я не слежу за тем, кто тебе звонит.
– Но ты передал ему мою просьбу?
– Да.
– Значит, наверняка он. Но ты ведь опять скажешь, что не знаешь где его искать?
– Скажу, – покорно согласился мой собеседник.
– Мне крайне необходимо видеть кого-нибудь из вас. Может, всё-таки сможешь помочь?
– Морок тебе подойдет?
– Пусть будет Морок. Только побыстрее.
– Экий ты нетерпеливый. Ладно, жди.
– Спасибо!
– Всегда рада помочь.

Всё-таки "рада". Девочка, а не мальчик. Ну и бог с ним. Уже почти положив трубку, я вдруг вспомнил о массе незаданных вопросов. Быстро отдёрнув руку от рычага, я поспешно закричал в трубку:

– Ты ещё здесь, ...Сюзанна?
– Пока да.
– Я ещё хотел узнать... Вот вам всем нужны бесхозные тела. Почему вы не берёте для этой цели свежих покойников?
– Хм. Ты попроси Туссэна, он пошлёт тебя на кладбище со скелетами пообщаться. Может тогда поймешь, почему.
– А словами нельзя?
– Словами не так эффектно. Впрочем... Дело в том, что тело так просто не умирает. Есть в нём в этот момент нечто, не совместимое с жизнью. Потому и нам оно не годится.
– Допустим. А самоубийцы? У них есть то, что нужно вам и не нужно им.
– Когда это возможно, мы пользуемся телами самоубийц. Но как-то чаще получается убедить их отказаться от идеи окончить жизнь.
– Странная у вас этика. Спасаете одних, убиваете других...
– Этика вообще странная штука. Но если есть возможность спасти человека мы не можем этого не сделать.

Только положив трубку, я вдруг понял, что не знаю о чём говорить с Туссэном или Мороком. Решение, о котором предполагалось сказать вчера оказалось нереализуемым. Ладно, там видно будет.

Некоторое время я сидел в неподвижности. Бесчисленные хлопоты отменились, несколько дней взбалмошная судьба обменяла на вечность. Теперь я не знал чем занять себя.

Неспешно встав и потянувшись, я подошёл к окну и распахнул его в светлый облачный день. Несколько одиноких любопытных снежинок сунулись было в мой дом, но местный климат им не понравился, и, капризно вздрогнув, гостьи удалились. Свежий воздух медленно наполнял комнату, и я ощущал себя рыбкой в аквариуме, в который вернувшийся из отпуска хозяин решил добавить воды. Сознавая, что мои мысли дурны, я, тем не менее, не мог освободиться от ощущения радости.

Я подошёл к шкафу, открыл стеклянные дверцы и медленно провёл пальцами по корешкам книг. Скользкие, упругие, шершавые, тёплые, гладкие. Ещё вчера я точно так же касался их прощаясь. Мой ум отдыхал после многодневной непрерывной работы. Яркими образами всплывали воспоминания о моих новых знакомых с обратной стороны привычного. Туссэн, который на самом деле и не Туссэн вовсе. Голем, оживляющий статуи. С виду страшный, а по сути смешной мальчишка Алларих. Веда и её мать Берта выглядящая чуть ли не моложе своей дочери...

Я замер.

Что значит "дочери"? Разве у них есть дети? И разве у Веды могут быть родители?

Боковое зрение зацепилось за тень у окна, и я поспешно обернулся. На подоконнике сидел Морок, положив ногу на ногу. Снежинки огибали его тело, залетая в комнату.

– Ты звал меня?
– Да.
– Ты уже знаешь, что ответить Туссэну?
– Не совсем. Но к одному из двух исходов я склоняюсь больше.
– К какому, любопытно знать?

Я поник, не желая отвечать прямо сейчас. Морок, глядя на меня, ухмыльнулся:

– А зачем тогда звал? И при этом меня? Я не интересуюсь этическими экспериментами.
– Вы мне симпатичнее других. Ваши мороки чудесны. Их не отличишь от реальности.
– На то они и мороки. Никогда нельзя быть уверенным в реальности происходящего. Я уже давно не делю окружающий мир на реальную и нереальную половинки. Всё, что ты видишь вокруг себя, может оказаться наваждением. И любая фантасмагория может оказаться реальностью.
– Ну уж, – не поверил я.
– Точно, – Морок соскочил с подоконника и прошёл в другой конец комнаты. За ним тянулся холодный искрящийся шлейф, тающий в тёплом воздухе. Подойдя к креслу, он уютно устроился в нём и неспешно продолжил. – Ты считаешь, что хорошо знаешь своё прошлое. Горюешь по Кати, думаешь, что её убили с целью забрать тело. Но. Реальность может быть совсем другой. Например. Сказка, рассказанная Туссэном, устарела лет на сто, поскольку примерно сотню лет назад проблема с нехваткой тел была решена. Мои мороки ничем не хуже реальной человеческой плоти, а во многом и лучше. Раньше в них действительно нельзя было поселить душу. Но я не зря работал прошедшее тысячелетие. Теперь не надо искать обитель для души, её можно просто создать.

Я ошеломленно молчал. Морок говорил не останавливаясь:

– Тем не менее, вся наша культура произрастает на чувстве вины перед человечеством. Во многих сильно желание искупить причинённое зло, дать человечеству то, чем мы ранее оправдывали своё право на тела. Некоторые из нас решили научить людей всему, что знают сами. Создавать мороки, управлять собой и окружающей реальностью, писать стихи на языках истины и лжи.

Наша культура, в силу своего происхождения, насквозь пропитана этикой. Перенять эту культуру сможет далеко не всякий человек. Кроме того, необходимо чтобы человек этот был умён, любопытен, имел способность приспосабливаться к любой, самой нелепой действительности. Поэтому избранники подвергаются определённым испытаниям, и в какой-то момент перед ними встаёт этическая проблема, которую они должны правильно решить. На самом деле в выборе такого испытания есть некий субъективный элемент. Человека заставляют совершить тот выбор, который любой из нас совершал много раз, и в правильности которого никто из нас до конца не уверен.

Морок остановил свою речь, но продолжал пристально глядеть на меня, еле заметно улыбаясь.

– А Кати? – выговорил я пересохшими губами. – Вы ведь убили Кати!
– Кати никто не убивал по той простой причине, что Кати никогда не было. Нет-нет, она не морок, – я закрыл открывшийся было рот. – Просто она одна из нас. Более того. Она - охотник. Она ищет претендентов и инициирует их попадание к нам. Кстати, далеко не все до нас добираются. Это комплимент.

Я растерянно хлопал глазами не зная, верить в старую нелепицу, к которой уже привык, или в новую. Новая нравилась мне больше. Именно поэтому я боялся в неё поверить.

В комнате было уже довольно холодно. Я подошёл к окну и закрыл его.

– Но тогда Кати никогда не умирала. И я вновь могу с ней встретиться.
– Зачем? – отрезвил меня Морок. – Я же сказал. Она просто охотник. Она не любит тебя, и никогда не любила.

Я поник. Потом медленно поднял взгляд и твёрдо направил его в глаза собеседнику:

– Ты лжешь. Я не верю тебе. Поклянись на ликси.
– Я разве сказал, что это правда? Это одна из возможностей соответствующих тому, что ты знаешь. Таких возможностей бесчисленное множество. И любая из них может быть истинной. А, скорее всего, все они реальны.

Морок расслабленно потянулся, встал, и направился к окну. На полпути он остановился и вновь взглянул на меня:

– Кстати, ты зря так безоглядно веришь этой фразочке на ликси. Дело в том, что она имеет смысл и в других языках, в том числе и на лонгеварне – языке лжи. И на лонгеварне смысл её совсем-совсем иной.

Окончание следует.


@темы: Тусклый свет электрических фонарей, тексты

Дневник -sirano-

главная